Интервью с Евгенией Шассаньяр

Просмотров: 34
Четверг, 21 мая 2020 г.

Интервью с Евгенией Шассаньяр фото

Untitled - формат заведения объединяет в себе городское кафе и площадку для выставок и вечеринок. Но главное, нас привлекло это место тем, что меню кухни позиционирует себя как дагестанско-французское, а одна из совладелиц, Евгения Шассаньяр, имеет дагестанские корни. Евгения – девушка, которая разбирается в искусстве, свободно владеет французским, любит готовить и не забывает о своих корнях. Она заряжает всех своей энергетикой и простотой. А месту, в котором мы находимся, и вправду трудно дать название. И да, побывав в Москве, обязательно посетите Untitled на Петровке.

Содержание


Дагестанские корни

— Не могу не спросить о твоих корнях. Расскажи, пожалуйста, что тебя связывает с Дагестаном?

— Мой дедушка – дагестанец, а бабушка – белоруска. Они когда-то познакомились в Калининграде, поженились и переехали в село недалеко от Хасавюрта, в котором прожили много лет. Так как наша семья живет в Москве, то мы часто навещали их летом.


— Если не ошибаюсь, ты недавно приезжала в республику. Что тебя особенно удивляет?

— Больше всего меня восхищает природа. Не забуду, как мы однажды поехали в «экспедицию» и две недели провели в горах, а затем в селе моего дедушки. В Дагестане очень много живописных мест и вкусной еды (смеется). А удивляет многое, так как у меня только дагестанские корни, а сама я не жила там. Могу сказать, что поездки в Дагестан — это всегда интересный опыт для меня.


Творческий путь и бизнес

— Как вообще складывался твой творческий путь?

— Официально по профессии я являюсь экспертом арт-рынка. Изначально я хотела быть экспертом по антиквариату и работать в аукционных домах, поэтому решила учиться на данном направлении. Однако в процессе обучения я поняла, что меня больше интересует современное искусство, то есть работа с молодыми, «живыми» художниками.

   Работа в антикварном бизнесе своеобразная, это скорее исследовательская деятельность, которая связана с поиском информации. Мне больше нравилось присутствовать при создании чего-то нового и работать с людьми. У меня всегда было такое ощущение, что мне нравится помогать людям, у которых есть настоящий талант, нежели создавать что-либо самой.


— А как ты пришла к ресторанному бизнесу?

— Мои родители занимаются ресторанным бизнесом. В Москве зачастую его рассматривают как некую огромную корпорацию или империю (смеется). Тогда как у нас маленький семейный бизнес: у родителей есть свой ресторан, а у меня теперь второй поменьше.

   Сейчас в современном искусстве следует отметить одно из основных течений, связанное с коммуникацией, с обменом между людьми какой-то информацией, опытом. То есть не физические произведения, а работы, связанные с отношениями и общением. Еда в свою очередь выступает очень важным элементом, одним из важнейших процессов человеческого культурного обмена. Во многих религиях и культурах придаётся особое значение трапезе.

   По моему мнению, еда и искусство – два связанных между собой понятия. Сама я очень люблю готовить и придумывать новые блюда. По приезде в Москву я хотела открыть особое место, связанное с искусством. Галерейный формат очень сложный в финансовом плане, поэтому владельцы галерей часто занимаются параллельно другим бизнесом. Мы же соединили всё в одном месте: управляем рестораном и организовываем различные художественные события.


— В чём новаторство концепции ресторана? Что ты можешь сказать об особенностях и аудитории заведения? 

— Самая главная особенность заключается в том, что мы сочетаем на первый взгляд несочетаемое. Нам постоянно говорят: «Искусство мешает бизнесу». Считают, что мы тратим деньги на проведение арт-событий и публика, которая посещает ресторан, скажем так, не самая платежеспособная. Я же с этим не согласна. Это место существует и будет существовать благодаря этому сочетанию. Оно как раз привлекает ту публику, которая хочет не просто сходить в ресторан, а посетить то место, где ты можешь встретить своих знакомых и друзей. То место, которое постоянно перевоплощается. Можно зайти днём просто попить кофе или пообедать, а вечером уже попасть на какое-то необычное художественное действо и увидеть совершенно другое пространство. В этом и состоит уникальность нашего пространства.


— Вы даже меняете декорации! Кто же придумывает идеи?

— Стараемся удивлять наших посетителей. К примеру, на Новый год мы решили вернуться в лето и устроили песчаный пляж прямо в зале (смеется). В Untitled мы работаем, как «кураторская команда», вместе с Юрой Юркиным и Ксенией Лукиной. Мы вместе придумываем и реализовываем, так что всё решается общим консенсусом.


— Почему же «Untitled» — название без названия?

— Много причин. Во-первых, потому что само место сложно охарактеризовать. Люди принимают нас за кафе, ресторан, бар, галерею и за выставочное пространство. Отсюда и нет одного названия. Во-вторых, произведения современного искусства чаще всего untitled, так как название не важно. Идея состоит в том, что не нужно давать название, ведь важнее содержание и форма.


Кухня

— Национальная кухня пользуется всё большей популярностью в Москве. Как ты думаешь, с чем она связана?

— Думаю с тем, что она очень вкусная. В принципе, кавказская кухня всегда пользовалась большой популярностью в советском и постсоветском пространстве. Если говорить о чуду, которое мы готовим, то тут нужно отдать дань ребятам, которые занимаются DagLavka. Они точно первыми вынесли блюда из кафе с кавказской кухней в публично модное пространство.

— Как вы решились соединить дагестанскую и французскую кухни?

— Это произошло достаточно спонтанно. С меню нам помогал французский шеф – Мишель Ленц. Мы вместе посетили Дагестан, и позже появилась идея создания Untitled. Мишель уже занимался производством чайных сборов на основе дагестанских трав и подумывал о производстве сыра. В Махачкале мы также посетили ресторан «Галерея» с прекрасным ресторатором и шефом Татьяной Исмаиловой. Она — великолепная женщина. От неё мы узнали, что она ездила в Юнеско и готовила там блюда древней дербентской кухни. Татьяна угощала нас невероятными вареньями из пророщенной пшеницы, которые я никогда раньше не пробовала.

   Меня всё это очень вдохновило на то, чтобы вместе с Мишелем Ленцем привнести и видоизменить дагестанские блюда для нового пространства. Мне очень хотелось воплотить ту кухню, которую можно было бы готовить в домашнем формате. Мишель всегда мне говорил: «Не забывай о своих корнях». Он считает, что для того чтобы создать по-настоящему хорошую кухню, нужно сначала изучить традиции, а потом уже видоизменять и модернизировать. Во Франции очень трепетно относятся к еде. Они едят, говоря о еде, убираются, говоря о еде, идут на рынок, говоря о еде. В общем, всегда думают о ней (смеётся).


— Какое чувство возникает, когда ты можешь создать для людей то место, которое будет приносить пользу и радость?

— Я очень переживаю, когда никто не приходит, и безумно рада, когда пространство наполняется творческими людьми. К нам ходят многие художники. В других местах им может быть не очень уютно, а здесь они могут почувствовать себя как дома. У меня возникло чувство, что мне удалось воссоздать небольшой французский уголок. К слову, Париж — мой любимый город, так как я жила там почти 5 лет. На Монмартре были кафе, где люди встречались и танцевали. Среди таких положительных эмоций и создавалось искусство. Я искренне радуюсь каждый раз, когда в нашем заведении происходит что-то новое.


Untitled

— Сложно ли было возвращаться в Россию?

— Сложно было лишь первые несколько месяцев. Просто потому, что я не знала, чем мне захочется заниматься. Сам Untitled образовался очень спонтанно. Я приехала с мыслью о том, чтобы проводить больше времени с семьёй. Мы переехали из Франции с мужем, когда мы вернулись, то первые несколько месяцев было ощущение, что там было намного проще: стабильная работа, возможность расти и работать, например, в галерее. Однако, коммерция и искусство — это не совсем моё, хотя я и училась этому много лет. В коммерческой галерее у меня всегда было такое ощущение, что я заставляю себя продавать то, что мне не нравится. Меня интересует искусство, которое не продаётся, то есть перфоманс или разнообразные акции. В формате арт-ужина, к примеру, сваренный художником борщ – это произведение искусства, но продать его невозможно.


— Расскажи поподробнее про мероприятия, которые проходят в Untitled.

— Вместе с Ксенией и Юрой мы разработали трёхуровневую систему событий. Первый уровень – это эвенты для широкой публики: дискотека в пятницу и в субботу. Мы всегда стараемся проводить вечеринку в какой-то тематике или подготовить интересный видеоряд, но в то же время мы не боимся каких-то попсовых мероприятий в стиле диско. Ведь людям просто хочется отдохнуть и поплясать в приятной обстановке. Второй уровень — открытые художественные мероприятия: всяческие лектории, концерты, выставки. Выставки мы проводим нечасто и исключительно с произведениями, которые создаются для этого места или взаимодействуют с форматом. Здесь подразумеваются инсталляции, а не выставки работ. Эти события тоже открыты для всех. Третий уровень – закрытые художественные мероприятия, такие как арт-ужины. Мы в свою очередь стараемся, чтобы искусство взаимодействовало с деятельностью кафе. Такие ужины всегда отличаются друг от друга. На последнем можно было наблюдать презентацию работ художника Ильи Федотова-Федорова, а другой художник, Дмитрий Гутов, готовил на нашей кухне. Обычно художники нам всегда помогают готовить или же готовят сами, как в случае с Димой. Иногда ужины проходят в формате инсталляции, вокруг которой начинается вечеринка, как в случае с Александром Плюсниным и его проектом, созданным во время Хеллоуина.


— Чем занимаешься помимо работы? Что доставляет тебе удовольствие?

— Для меня Untitled – это работа, любовь, дружба и общение. Я практически тут живу (улыбается). А так, я очень люблю смотреть кино, путешествовать, посещать различные выставки и музеи. Всё это подпитывает меня эмоционально.


— И напоследок, чтобы ты хотела сказать нашим читателям.

— Могу пожелать только развития, начинаний и встреч с креативными людьми. Правда, я считаю, что всё идёт от личного стремления. Если каждый человек будет реализовывать свои желания или заниматься тем, что ему нравится в любой сфере, то таким образом мы все сможем развиваться и потихоньку двигаться вперёд.


Блиц-опрос: В сфере современного искусства я восхищаюсь Таус Махачевой. Она одна из самых интересных современных художниц России. Я всегда очень горжусь тем, что она из Дагестана. Мы, кстати, показывали её видеоперфомансы и планируем сотрудничать с ней в будущем. На мировом уровне меня каждый раз поражают перфомансы художника Тино Сегала. Он известен своими масштабными интерактивами, которые вовлекают актёров и публику в сам процесс.

Если бы у меня было всего 24 часа жизни, то я бы пошла загорать на пляж.

Самое яркое воспоминание с детства. Меня всегда удивляло то, как мой дедушка, уже будучи в возрасте, лазал по вишнёвым деревьям и собирал плоды (смеется). Я всё-таки городской житель, поэтому такой уклад жизни был для меня необычным.

Самое любимое место в мире — маленький город на Нормандском побережье, который называется Этрета (Франция). Там потрясающие скалы на берегу океана и совсем нет людей. А в конце лета там вырастает длинная трава, её сдувает ветром, и она ложится неким одеялом на побережье. Там безумно красиво.

Я хочу, чтобы люди были добрее. Мне кажется, этого многим не хватает.

Хинкал или чуду? Чуду (смеется). Особенно с тыквой. Моя мама его отлично готовила, поэтому с детства нашим любимым дагестанским блюдом было именно чуду.