Бежать или защищаться коррупционерам из Дагестана?

Просмотров: 58
Суббота, 16 июня 2018 г.

Бежать или защищаться коррупционерам из Дагестана?  фото

    Антикоррупционная кампания в Дагестане расширяется. Если в январе-апреле 2018 года уголовные дела возбуждались против руководящих чиновников республиканского и муниципального уровня, то теперь они возбуждены против руководителя УФАС по РД и двух полковников МВД Дагестана, являющихся начальниками подразделений территориальных органов федеральных министерств и ведомств. Одновременно увеличилось количество слухов и утечек из правоохранительных органов о предстоящих арестах высокопоставленных чиновников республиканского уровня, которые, однако, ранее привели к бегству двух подозреваемых. 

    Так что делать подозреваемым руководящим чиновникам: скрываться или защищаться с помощью адвокатов? Уголовка перевесила политику Сначала вспомним, что в ходе кампаний по «очищению» и «обелению», разрекламированных экс-главой РД Рамазаном Абдулатиповым, обвиняемыми чиновниками были испробованы оба варианта поведения.Так, экс-мэр Махачкалы Саид Амиров в 2013 году нанял бригаду из 10 адвокатов и они до сих пор продолжают попытки пересмотреть приговоры или хотя бы облегчить режим отбытия осужденным наказания. Необычным в практике подобных резонансных дел экс-чиновников России стали многократные выступления в СМИ адвокатов Амирова, сбор подписей представителей общественности и привлечение правозащитников. Он стал открыто говорить о политических причинах его ареста и осуждения. Надо отдать должное адвокатом, которые указывали на многочисленные нестыковки и противоречия в следственных материалах обоих дел на экс-мэра. И, если бы дела рассматривались в какой-нибудь стране западной демократии, то неизвестно, чем бы дела закончились. Однако для российских судов зачастую достаточно бывает прямых показаний свидетелей и грубо выстроенных в логику некоторых фактов и косвенных признаков. А процессуальные нарушения, нестыковки и противоречия можно отнести к малозначимым мелочам. 

    Первым вариант «подасться в бега» испробовал неудачно экс-глава Кумторкалинского района Руслан Тотурбиев, который был задержан на границе Белоруссии и Украины с чужим паспортом и этапирован в Дагестан. Судебный процесс, начатый в начале 2017 года по обвинению его в организации хищения более 162 млн рублей, выделенных на переселение из ветхого жилья, еще продолжается. Относительно удачно скрывался экс-глава Дербентского района Курбан Курбанов, который после отставки Абдулатипова добился изменения ему меры пресечения и выразил готовность ответить перед судом. Он обвиняется в незаконной передаче земель на территории муниципалитета.  

    До сих пор в розыске бывший депутат Народного собрания РД, экс-председатель ДРО ПП «Патриоты России» Эдуард Хидиров, заподозренный в организации преступного сообщества для хищения банковских средств. Он также пытался перевести дело в политическую плоскость, увязывая его с желанием некоторых сил перехватить руководство региональным отделением партии. 

    Сагид Муртазалиев, объявленный в розыск, обвиняется, как и Саид Амиров, в связях с террористическими группировками. Его сторонники тоже объявили о политической подоплёке дела и провели активную кампанию в СМИ и интернете в его защиту. С другой стороны, никуда не скрывались и продолжали до недавнего работать в республиканских министерствах на должностях замминистров экс-главы Тарумовского района Сергей Чепурной и Марина Абрамкина. Первый получил в 2016 году 2 года условно по трём статьям УК РФ и попал под амнистию. Дело на Абрамкиной, связано с подозрениями в мошенничестве при продаже земельного участка, передано в декабре 2016 года в суд, но решения пока нет. Экс-глава района обвинения отвергает и считает возбужденное дело «политическим заказом». Претензии правоохранительных органов были и по приобретению экс-чиновницей квартиры в Подмосковье. Абрамкина не сумела доказать законность источника средств, на которые была приобретена недвижимость и её привлекли к административной ответственности. 

    Однако в сентябре 2016 года Верховный суд Дагестана решил не изымать у неё квартиру. Сумел подвести под амнистию уголовное дело по подозрению в злоупотреблении служебным положением и глава Каякентского района Ильмудтин Гамзаев. Был также ряд резонансных уголовных дел, судьба которых остаётся неизвестной общественности. Например, в 2014 году о возбуждении уголовного дела по факту хищения 200 миллионов рублей в Центрах занятости населения в Магарамкентском, Сулейман-Стальском, Табасаранском районах сообщал на всю страну руководитель управления по взаимодействию со средствами массовой информации СК России Владимир Маркин. Бюджетные деньги были выделены на реализацию программы по снижению напряженности на рынке труда. А 13 февраля 2015 года правоохранительные органы сообщили о задержании в служебном кабинете руководителя махачкалинского лесхоза Рашида Гаджимурадова в момент получения взятки в размере 6,3 млн рублей за предоставление в аренду земельного участка на 49 лет вдоль Каспийского побережья, общей площадью 1 гектар. Ещё с одной стороны характеризует процесс «очищения» то, что 26 мая 2015 года экс-министр строительства, архитектуры и ЖКХ Дагестана Абакар Акаев стал фигурантом уголовного дела о нецелевом расходовании бюджетных средств в особо крупном размере, поскольку в 2012 году своим приказом перечислил 7,7 млн рублей, выделенных на обеспечение деятельности аппарата министерства, на приобретение модернизированного мобильного диагностического комплекса оценки технического состояния зданий и сооружений. Комплекс планировалось передать государственному автономному учреждению «Республиканский центр по сейсмической безопасности». В этом случае претензии выглядели мелочными, поскольку деньги были направлены на приобретение очень нужного оборудования, а расходы на аппарат могли подождать. Список можно бы продолжить, но видно, что фигурантами коррупционных дел при Абдулатипове были чиновники-руководители среднего и низового уровня, а инициаторами проверок и возбуждения дел выступал экс-глава РД. Многие дела можно было уладить и в бега подались только те, кто не нашёл общего языка с кем-нибудь из близкого окружения руководителя республики. Но о политическом заказе заявили только Амиров, Муртазалиев, Хидиров и Абрамкина.  

    Политика перевесила воровство? 

    При Владимире Васильеве первые три месяца ушли на ознакомление с ситуацией. Затем начались массовые проверки и почти сразу аресты, которые, однако, были основаны на оперативных данных правоохранительных органов за прошлые годы. Первые фигуранты уголовных дел пошли по пути Саида Амирова. Так поступили братья-олигархи Магомедовы, экс-премьер-министр правительства Дагестана Абдусамад Гамидов, его экс-заместители Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов, а также экс-мэр Махачкалы Муса Мусаев и руководитель УФАС по РД Курбан Кубасаев. Тут и заявления обвиняемых для журналистов о невиновности и заказном характере возбуждённых уголовных дел, и сбор подписей под обращениями к Владимиру Путину и руководителям правоохранительных органов, и заявления адвокатов. Также как и в делах против Амирова, адвокаты находят в материалах дел процессуальные нарушения, нестыковки и противоречия, но это оказывается несущественными обстоятельствами для суда. Поэтому, вероятно, в бега подался сначала экс-министр строительства, архитектуры и ЖКХ РД Ибрагим Казибеков, а в конце мая — руководитель Главного бюро медико-социальной экспертизы по Дагестану Магомед Махачев. Но задержаны несколько подчинённых Махачева и партнёры Казибекова по выполнению госзаказов, реализованных через минстрой. Ну а когда все стали ждать, к кому постучатся правоохранительные органы после намёков Владимира Васильева и слухов о задержаниях трёх членов финансо-экономического блока правительства Дагестана, неожиданно в Москве 5 июня задержали начальника оперативно-розыскной части собственной безопасности (ОРЧ СБ) МВД РД Магомеда Хизриева по подозрению в даче взятки за назначение его министром ВД РД. Полковник может и малоизвестен широкой общественности, но в политических, предпринимательских и правоохранительных кругах его хорошо знают. Дело в том, что должность начальника ОРЧ СБ по РД даёт возможность собрать информацию, в том числе компромат, на всех сотрудников МВД РД. Особый статус и информированность даёт некоторое преимущество и ощущение серого кардинала кадровой политики в МВД РД.  

    Фамилию Хизриева как кандидата на должность министра ВД РД стали называть начиная с лета 2009 года, когда встал вопрос после убийства Адильгерея Магомедтагирова. Его амбиции высветились в 2012 году, когда газета «Черновик» включила его в список кандидатов на звание «Народный министр внутренних дел». В феврале 2013 года, спустя неделю после назначения на должности врио главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, в «Черновике» опубликовали сообщение о якобы назначении Хизриева министром ВД РД, что не подтвердилось. И в дальнейшем он фигурировал как готовый претендент, что косвенно подкреплялось периодически его публичной активностью. Так, под занавес уходящего 2014 года он провёл пресс-конференцию, в которой отчитался об итогах года не только по «оборотням в погонах», которыми обязан заниматься в качестве начальника ОРЧ СБ МВД РД, но и по антитеррористической деятельности. Ну и, наконец, он сам заявил журналистам 7 июня на суде, что входит в кадровый резерв РД и ему, мол, незачем было давать взятку за назначение министром ВД РД. Однако в то же время служебная карьера Хизриева сопровождалась многочисленными скандальными статьями, в том числе с фотокопиями документов, размещёнными в интернете. В них упоминается не менее 6 историй, к которым он может быть причастен, и рассказывается о его связях с криминальными кругами и кланами. 

    По трём материалам, опубликованных ранее в блогах интернет-портала «Кавполит», Хизриев подал иск в Каспийский городской суд, который в июне 2016 года признал не соответствующими действительности опубликованные в них сведения, в том числе и касающиеся его усилий по дискредитации министра ВД РД и занятия этой должности. При этом решение суда было принято в отсутствие представителей портала, которые были обязаны доказывать достоверность опубликованных сведений. Но они этого не сделали. Не смотря на ряд компрометирующих его публикаций, никаких последствий в отношении 52-летнего Хизриева они не вызывали, что говорило о серьёзности его связей и, соответственно, потенциале дальнейшего продвижения по служебной лестнице. Во время судебного заседания 7 июня в Москве Хизриев заявил, что его «красиво подставили» и что «принуждение к даче лживых показаний против меня идёт давно». Полковник и его адвокат говорят, что у него нет ни 2-х, ни 6 млн долларов для взяток, как нет и объектов дорогой недвижимости, один из которых приписали Хизриеву в видеосюжете, показанном на телеканале «Россия-24». Тогда как представители правоохранительных органов сливают журналистам сведения о якобы составлении описи имущества начальника ОРЧ СБ МВД РД, которая может пойти в возмещение ущерба. Поскольку решение Пресненского суда Москвы об аресте Хизриева уже обжаловано адвокатом полковника Аидой Касимовой, то при рассмотрении дела в Мосгорсуде многое может прояснится.  

    О задержании 6 июня ещё одного полковника — начальника отдела по борьбе с организованной преступностью управления уголовного розыска МВД Дагестана полковника полиции Хайбулы Ибнухаджарова — органы сообщили СМИ лишь 12 июня. Его подозревают в присвоении бюджетных средств, выделенных на выкуп оружия у населения. Задержание двух полковников отражает новый этап антикоррупционной кампании в Дагестане. Дело не просто в попытке очистить ряды самих правоохранительных органов. Судя по количеству компромата на задержанных, который был слит в СМИ и интернет в последние дни, внутри правоохранительных структур и между ними конкуренция приобретает острый и жёсткий характер. Сливы в СМИ и интернет стали дополнительным рычагом и предупреждения друг другу, и демонстрации силы, и деморализации объекта воздействия, и создание негативного общественного мнения о том или ином персонаже. Такая обстановка должна бы подвигнуть многих дагестанских фигурантов к бегам, также как многочисленных фигурантов из других регионов. Но дагестанцы, видимо уверовали в свою непогрешимость, авторитет и возможности всех и всегда подкупить. Тем более, что когда Хизриев заявляет, что его «красиво подставили», то он знает о чём говорит. Но и понимать это как квалифицированное и просчитанное расследование правонарушений подозреваемых тоже не стоит. 

    Как и прежде адвокаты находят нарушения и процессуальных норм, и нестыковки и противоречия в материалах дел. А использование СМИ и сливов компромата в интернет отражает не полную уверенность оперативников и следователей в своих силах, квалификации, последовательности в командах начальства. И это даёт шанс в экономических преступлениях если не выкрутиться, то существенно снизить градус обвинений. Однако в каждом конкретном случае фигурант решение будет принимать исходя из всех обстоятельств, ресурсов и возможностей. В том числе интеллектуальных и душевных сил.